кошка с лицом

Навеяло

У нас кажется дождь собирается. Вещь редкая и уникальная для сибирских просторов, на моей памяти я видела только один дождь в январе - и это был январь 92 года.
Я уезжала. Уезжала из любимого города, который не слишком отвечал мне взаимностью, но я упорно цеплялась за гранитные набережные и Александрийский столп. Но уезжать было необходимо - мои родители, прожив вместе 20 безрадостных лет наконец решили расстаться и попробовать заново выстроить свои жизни. Правда в этих жизнях, как выяснилось позже, мне и брату места не было. Мама, сделав интеллигентное лицо, вежливо попросила папу не выписывать меня из квартиры какое-то время. Папа, как обычно брезгливо сморщив нос, согласился, при условии, что брата она выпишет сама, - он был несовершеннолетним и его согласия не требовалось. Все это мама сообщила мне по телефону и просила поторопиться, чтобы отец не смог ничего сделать без моего согласия.
Я встретила свой последний Новый год в Питере в окружении близких и любимых друзей, которые слегка перепив, набили лицо какому-то товарищу, который, по их мнению слишком непочтительно общался со мной в полупьяном коридоре. Было весело. И грустно. Но грустить не хотелось, потому что верилось, что скоро я вернусь обратно.
На прощание мне вручили пару книжек, - чтобы было не грустно в поезде, - групповое фото и огромный железный замок от Лешкиного сердца. Это было символично, но я не придала этому значения - в Москве меня ждал почти будущий муж, с квартирой, машиной, дачей и коллекцией уникального фарфора дореволюционной эпохи.
Он выловил меня на вокзале, забрал пожитки и мы долго гуляли по заснеженной Москве - строили планы на будущее и разговаривали о Набокове. А на следующие утро пошел дождь. Моросящий, липкий, который смешивался со снежной кашей и затирал следы в прошлое, чтобы уже было невозможно вернуться назад. Шел дождь. Я смотрела в окно и видела понурую Васькину фигуру, акварельно-прозрачную, как у призрака, с огромным черным зонтом, единственной реальной вещью настоящего мира. Поезд тронулся и больше я уже никогда не увидела ни Ваську, ни Лешку, ни остальных. Я приехала в 30-тиградусный мороз, в квартиру с проплешинами от спешного бегства мамы, к отцу-алкоголику и безденежью - Советский Союз умер и наступил первый в моей жизни кризис. Экономический, душевный и эмоциональный. Но это, как говорится, совсем другая история.
Трогательная история... тронуло...
чего-то сегодня слегка ностальгией накрыло(
Да ладно.. и это пройдет, как говаривал мудрый Соломон ;)
Так у всех возрастное - иногда начинаешь думать, вот если бы... и понеслось... Неблагодарное это дело, вычислять перекрестки судьбы
Все лишнее отслаивается, как луковая шелуха. Остается только сожаление
Редко. Видимо заканчиваю и с этим этапом. Только жалость. Даже дураков искренне жаль, ничего не могу с собой поделать
дураки - это отдельно) их всегда жаль. даже если они законченные дураки и хамы
Прибить расхотелось. Злобы нет, а это опасно. Им ведь по барабану наши тонкости
не иногда все же хочется прибить.... дощечку на лоб "Дурак - обращаться осторожно!" ;)
Примите поздравленья в Рождество!
Город наш заметает порошею,
Рождество к нам приходит опять…
Мы желаем вам только хорошего,
То, что можно друзьям пожелать.
Будем) отчего же не дружить с хорошим человеком)